Регистрация Вход
Город
Город
Город

Франция без гламура – 3, 4

За блестящим глянцевым фасадом туристских районов Парижа скрывается мир бездомных, хаоса и неразберихи.

 


Бездомные в Париже


Париж. Я живу в дешёвой гостинице класса «хостель», похожей как две капли воды на какую-нибудь гостиницу для командировочных где-нибудь в райцентре времён СССР. С кроватями в два яруса в номерах, как в солдатской казарме, общий туалет и душ в коридоре. С такой же авторитарной деревенской тёткой (арабского происхождения) в  качестве  управляющей, которая «держит в кулаке» всех приезжающих. В 10.30 начинается уборка комнат. Всех посетителей изгоняют из номеров, как собак, на улицу, до 14.00. Чтобы не путались под ногами у уборщиц. Но для Парижа здесь дёшево – всего 26,5 евро, в цену включен и простенький завтрак.

 

Гостиничный сервис в Париже оказался очень суров. Несколько раз меня, как и других туристов, перебрасывают из одного номера в другой – какая-то группа вдруг зарезервировала через Интернет, как меня информируют, целый 4-местный номер. Ощущение такое, что пьяная дворничиха переметает туристов метлой как мусор, из одного угла в другой. Я хоть говорю на французском и могу понять, что к чему. Но большинство туристов - молодые иностранцы, не говорящие по-французски. Некоторые не понимают ни слова и по-английски.

 

Один из дежурных администраторов объяснил мне:

 

- У нас тут бардак.

 

Я регулярно доплачиваю на пару дней вперёд. Иду утром доплачивать в очередной раз, когда вдруг мне говорят:

 

- Всё, выметайтесь с вещами, срочно! Чтобы в 10.30 вас уже не было!

 

- А в чём проблема?

 

- У нас все номера в гостинице уже зарезервировали по Интернету. И места для вас больше нет, и завтра, думаю, тоже не будет. Попытайте счастья в аналогичном заведении за углом.

 

Там тоже «мест нет и не будет», как это говорили в гостиницах во времена СССР. И так же понуро, как и командировочные времён СССР, ждут контрольное время, то есть 14.00 часов, какие-то молодые японцы: «а вдруг тогда что-то появится». И в третьем «хостеле» тоже самое. Есть, конечно, заведения классом выше, 60-80 евро за ночь. Но это – месячная зарплата трудящихся в украинской глубинке, мне этих денег жалко.

 

В Париже дефицит гостиниц. Я задавал французам вопросы:

 

- А частный сектор? Почему в разгар кризиса у вас, даже в Версале или на вокзалах, никто не приглашает переночевать к себе  домой , с табличками за груди «Сдаю угол»? Как это было у нас даже в самые благополучные советские времена? И почему домашние пирожки с тележек не продают, ведь у вас страшный кризис?

 

- А вы думаете, им это разрешат сделать?

 

У меня нет желания переплачивать алчным акулам парижского гостиничного бизнеса, тем более, что я хорошо знаю, как стать на эту ночь бомжом и вообще ничего никому не платить.

 

Во Франции молодёжь много путешествует и летом она ночует тысячами на улицах в спальниках. Средний класс предпочитает дешёвые кемпинги на море, куда приезжают семьями на машинах со своими палатками и спальниками. При этом близлежащие гостиницы, рассчитанные на залётных «жирных котов», стоят полупустые даже в августе. В стране принят специальный кодекс туриста, согласно которому они имеют право смело ставить свою палатку на ночлег везде, в том числе и на частной земле. Но в конце мая в Париже в этом году было аномально холодно, 6-8 градусов с дождём и ветром. И я решил переночевать непременно в тепле.

 

В конце 90-х всё было проще. Для тысяч приехавших в Париж русских воротами в него являлась огромная ночлежка для бездомных на улице Шарля Фурье. Вечером приходили. Чем-то кормили, если не опаздывал к ужину. Мордовороты у входа и внутри поддерживали железный порядок. При малейшей попытке скандала драчунов изгоняли на улицу. Ночевали в огромных залах с койками в два яруса. В семь утра подъём, снова кормили. В восемь утра с вещами - на выход. Документы не спрашивали. На следующий вечер повторялось то же, свободные места в этой ночлежке в Париже, в отличие от Брюсселя, были всегда. Внутри были туалеты, душевые, и даже ренгенкабинет, где можно провериться на туберкулёз. Ночлежка была тогда полна нелегальными мигрантами, в массе своей молодыми и здоровыми мужиками, «на которых пахать можно». Надписи внутреннего распорядка были на французском и на польском. Огромные массы «голосующие ногами» поляков там наглядно демонстрировали собой «успехи» пресловутых польских реформ и шоковой терапии.



Мигранты борются, чтобы их не вышвырывали на улицу

 

Французы рассказывают, что лет 40 назад нищих и бездомных в стране почти не было, как и в СССР. Сегодня они в ужасе утверждают, что так не может дальше продолжаться. В частных беседах со мной упоминают о грядущей революции, хотя французские СМИ тщательно избегают этого слова применительно к будущему их страны.

 

Сегодня Францию захлестнули как волны миграции, так и множество «отечественных» бомжей. Телефон срочной помощи бездомным «115» перегружен, дозвониться по нему невозможно. Ночлежка на улице Шарль Фурье ныне забита под завязку и «залётных» больше не принимает. Другая ночлежка, около метро Клигнанкур, тоже перегружена. Но некоторые бездомные, которые не могут туда попасть, идут в регистратуру скорой помощи расположенного неподалеку госпиталя Бишат, где им разрешают подремать в тепле на стуле до шести утра. Есть, конечно, и классический парижский вариант на зимний сезон – метро. Его и выбираю.

 

Тяжелые вещи кладу в  автоматическую  камеру хранения при моей гостинице, оставляют себе маленький свёрток со спальником и мягкими вещами - подложить под спальник, чтобы было мягче лежать на бетоне. С утра иду смотреть великий Париж, в середине дня Лувр. А вечером - в расположенный рядом знаменитый театр Комеди Франсез (французская комедия). Там, как всегда, аншлаг, все места заняты, много хорошо одетой буржуазной интеллигенции. Публика попроще – на галёрке. Контраст между роскошью театра, его обстановкой, изысканной публикой, и тем, как я проведу эту ночь, ошеломляющий.

 

После спектакля, в начале двенадцатого ночи, спускаюсь в метро. На входе дежурной уже нет – в рамках программы «правительственной экономии» вечернюю смену сократили, летучего контроля внутри в эти часы тоже не бывает. Поэтому прыгаю через турникет, как это делают в это время очень многие французы. Да и вообще, в этот вечер я уже бомж - какой с меня вообще спрос? Еду на станцию «Площадь Италии», где, по слухам, самое место таким, как я. Так и оказалось, там уже дремало несколько человек.

 

Заснул. В полночь меня трясут, кто-то из социальной помощи:

 

- Мсье, нужна помощь?

 

- Да вроде как бы нет, надо вздремнуть до утра, сегодня вечером приключилась невезуха с ночлегом.

 

- О, тогда вам как раз с нами. Пойдёмте!



Протест против того, что с парижской улицы Рапатель изгнали малийских беженцев, спасющийся от войны, которую ведёт там Франция

 

Наверху автобус, куда социальная служба собирает бомжей с этого микрорайона. Нас десятка два, всех, кроме меня, они знают. Предлагают бутерброды, все жадно их хватают. Везут ночевать в район Нантера, на окраине Парижа, далеко. Там, подальше от центра города, где толкутся туристы, был отстроен огромный новый комплекс для обслуживания огромной массы парижских бомжей. Размеры его потрясают, пока ещё он функционирует на небольшую часть своих возможностей, с перспективой значительного расширения работы.

 

Порядок следующий. Выходим с автобуса. Сдаём багаж, у кого он есть, в камеру хранения. Мордовороты на входе в спальный корпус, проверка на входе через металлоискатель, чтобы не пронесли холодное оружие. Камеры на несколько коек, тепло, все спят в одежде. Кровати, покрыты дермантином. Нам дают две одноразовых простыни из какой-то то ли бумаги, то ли синтетики. Чтобы утром можно было продезинфицировать и не оставалось вшей. Обязательного подъёма в семь утра, в отличие от порядков аналогичного заведения на улице Шарль Фурье, нет. Утром кормят. Можно пойти в душ, побриться в умывальнике. В фиксированное время утром автобус отвозит бомжей обратно в Париж. Кто проспал, тех предупреждают:

 

- Мсье, по бланку о «принятии вас на обслуживание» вы можете самостоятельно весь день ездить по Парижу на метро и электричках бесплатно.

 

Бросается в глаза разительное различие между массой посетителей ночлежек в конце 90-х и сегодня. Если раньше это были здоровые мужики, готовы грызть железо, чтобы как-то подработать во Франции, то сегодня - опустившие дохляки, на всё махнувшие рукой. Когда-то основную массу составляли белые выходцы из совершенно разорённой Восточной Европы и арабских стран Магриба. Сейчас очень большой процент - негры, много коренных французов. Очень заметно, что многие психически не вполне здоровы. При СССР некоторых из них определили бы в психиатрическую лечебницу закрытого типа, но в рамках демократии такого рода вещи характеризуются как «карательная психиатрия» в тоталитарных режимах.

 

Я напомню, как проблема бомжей решалась во времена СССР, со слов одного из них. Достаточно было зайти в райком партии, и сказать: «Я бомж, документов нет, надоело скитаться, сделайте что-нибудь, помогите». И вопрос быстро решался. Куда-то кому-то звонили, пристраивали в колхозы, или как-то иначе, выправляли документы. Если не получалось - можно было зайти в соседний райком. В СССР не было огромных затрат какие-то программы их адаптации, на ночлежки, бараки, одноразовые простыни, персонал, автобусы. И бомжи существовали, особенно после войны. Но в 70-е и 80-е годы они стали большой редкостью.

 

Аналогично решали и вопросы цыган. Причём, в странах Восточной Европы, где они составляют огромный процент - более удачно, чем у нас. Наших туристов в Чехословакии больше всего поражало, что все цыгане там работали. Кто-то  чистильщиками  обуви, а кто-то в фольклорных ансамблях в дорогих ресторанах. И там не было никаких затратных программ, разве что квартиру могли дать многодетной семье. Сегодня улицы Парижа просто кишат бездомными цыганами из разоренных стран.



Цыган протестует против сноса полицией цыганских бидонвилей

 

На следующий день в контрольное время начала заселения, 14.00, я снова вселился в свою недорогую гостиницу. Вопреки предсказанию, что мест у них не будет. Меня снова определили в мою бывшую комнату, №22. Лёг на свою бывшую койку, которую оставил прошлой ночью. Кто-то переночевал на ней этой ночью или просто хитрая компьютеризированная система бронирования дала сбой?

 

В Париже, действительно, царит бардак.


Обосновавшиеся в Европе русские рассказывают сказки про свою на самом деле убогую жизнь.


Несколько лет назад совместно со специалистами по стоматологической имплантологии я готовил в Одессе учебник для студентов. В нем был такой кусок:

 

«Эмигранты… С этой категорией работать сложно, так как вопреки создаваемой ими легенде про то, что «они все там хорошо устроились», эмигранты зачастую весьма бедны по западным меркам. Они пытаются сэкономить деньги… Предпочтительнее, если все стадии имплантации и протезирования проводятся в одной и той же клинике. Однако зачастую эмигранты (в противоположность иностранцам) стремятся сделать, например, операцию в Украине, а протезирование у себя: «потому что у меня там есть знакомые». Или наоборот. Если врач поддаётся на их настойчивые просьбы, то это может привести к негативным последствиям».

 

Стоял вопрос, оставить эту фразу в книге, или убрать. Один из соавторов, доцент медицинского института, просто взвыл:

 

- А-а-а! Оставить! Совсем уже они задолбали!

 

Показательная мелочь, которая приоткрывает завесу тайны, окутывающей жизнь большинства эмигрантов. Правды, которую они так не любят рассказывать о себе. Восполню этот пробел.

 

Как «наши» обосновывались в Европе в 90-е годы и позже?




Прибытие

 

Первый вариант – просроченная туристическая виза.

 

Второй – нелегальное пересечение границы. В 90-х были следующие маршруты. Польско-германская граница – ночью где-то перейти через реку. Македония – через горы на Грецию. Из Сербии, заплатив проводнику, через Хорватию и Словению в Италию. Менялись «засвеченные» загранпаспорта с просроченной визой, а за небольшую взятку ОВИРы меняли одну букву в фамилии и/или имени в новом паспорте.

 

Жилье

 

Первый вариант - ночлежки для бездомных. Вечером приходишь, ночуешь, в восемь утра с вещами - на выход. На следующий вечер повторяется то же, если будут свободные места.

 

Второй, самый популярный - аренда дешёвых квартир, в основном в эмигрантских кварталах, у выходцев из Марокко. Ночуют обычно группами вповалку на полу, деля арендную плату на всех.

 

Питание

 

Тут без вариантов - бесплатные харчевни для нищих. Русские за границей очень хорошо знают их адреса. Знают, и где кормят лучше. Так, в Брюсселе «наши» в своё время особенно уважали бесплатную харчевню монахинь из ордена матери Терезы.

 

Первый шаг за границей: «сдаться». Под этим понимается, что нужно подать письменное прошение о политическом убежище. Я в своё время в Брюсселе был, кажется, единственный из «наших», который никогда не «сдавался». Это воспринималось с огромным удивлением. Четверть века назад «убежище» давали запросто всем попавшим на Запад «жертвам тоталитаризма». Вместе с пособием. А в Германии даже дарили квартиры. С годами получить убежище становилось всё сложнее и сложнее. Но не безнадёжно. «Наши» стали настоящими экспертами по придумыванию виртуозных историй для суда, где будет решаться их дело, используя помощь бесплатных юристов, которые есть для этих целей на Западе. В Нидерландах очень подходило заявление, что ты гомосексуалист, а на родине тебя преследуют гомофобы. Разумеется, это надо было доказать на суде.

 

Но долгая, в несколько месяцев, процедура рассмотрения заявки на убежище, давала право законного пребывания на территории страны. После чего можно было просто перейти на нелегальное положение. Я знал таких, которые жили подобным образом годами. А кое-кто из «наших» пребывает в таком состоянии уже два десятилетия. Чуть сложнее в Германии, где налажен реальный контроль со стороны властей.

 

Работа

 

Для нелегала есть только черный рынок рабочей силы, ярмарка рабов-иностранцев. Выглядит это так: на всем известном пятачке останавливаются  легковые  машины. После короткого объяснения с хозяином, обычно - местным арабом или турком, кто-то из толпы туда садится. Полиция делает вид, что ничего не замечает. Вмешивается только тогда, когда соседи и конкуренты по бизнесу, возмущённые конкуренцией, пишут донос.

 

Кто постарше, иногда имеют специальность и какой-то опыт работы. Важны навыки паркетчиков, каменщиков, сантехников. И особенно - специалистов по укладке облицовочной плитки и гипса. Но наши эмигранты пользуются репутацией бракоделов. Взявшись класть плитку или гипс, зачастую кладут их вкривь и вкось. Иногда, наученные горьким опытом, наниматели начинают с объяснений. Медленно, чеканя каждое слово, заглядывая в глаза, они повторяют вновь и вновь окружившей их толкающейся толпе, которая пытается понять французский язык:

 

- Я предупреждаю сразу, что если будет сделано плохо, вы не получите ничего. Вы хорошо меня поняли? Ничего! Повторяю ещё раз...

 

Молодежь, успешно закончившая средние школы ныне независимых государств на территории бывшего СССР, иногда не в состоянии толком читать и писать на родном языке. Не говоря уже о русском или французском. Мало кто знает, даже проживая за границей годами, больше двухсот разговорных французских слов. У большинства нет никаких строительных навыков, они надеются только на роль чернорабочих и грузчиков. И - о райская мечта для всех, вершина надежд и блаженных снов! - место ночного сторожа на вилле.

 

О нелегалах из арабских стран и Турции. Все они здоровые, трезвые - бездельники остались дома . Все очень хотят работать. Я трудился с такими в одной бригаде. Первое ощущение, что они сошли с ума. Никаких перекуров. Передвигаются почти бегом. В туалет - бегом, будто их кипятком ошпарили. Готовы ли в подобном ритме работать наши соотечественники? Очень редко. Понятно, что если хозяин захочет нанять под тяжёлую работу нелегала, то он предпочтёт взять турка или араба. Но не русского.

 

Сцена из жизни, как я сам в своё время работал. Приехал турок на «мерседесе»: «Требуется четыре человека для разгрузки грузовика». Огромная обезумевшая толпа «наших» с визгом, дико толкая друг друга локтями, лезет в автомобиль. Турок сначала выгнал, как собак, всех наглецов, первыми ворвавшихся в машину. Затем выбрал из толпы, кто ему показался покрепче и надёжнее, в том числе меня, как хорошо знающего французский, и увёз на склад, где уже стоял только что прибывший из его Турции тяжёлый грузовик с импортом. Пять часов работы, со всеми нами честно расплатились, с почасовой оплатой: «Будьте здоровы». Все очень довольны - сегодня подвернулась огромная удача.

 

Иногда на чёрный рынок труда приезжают местные гомосексуалисты. Такса - 70-200 евро. Плюс сытный обед у него  дома . Мне один из «наших» поясняет:

 

- Разброс в цене определяется уровнем услуг. Если просто подставить задницу, то оплата по минимуму. Если же обслужить его так...и так... и так... и так... (объяснения сопровождались обильной красноречивой жестикуляцией) то можно получить и по максимуму.

 

Типичная ситуация. Пятеро «наших» арендуют комнату. Одному из них повезло, и он немного заработал. Однажды утром встаёт - денег нет. Загадка в духе Агаты Кристи: кто именно из четверых соотечественников вор?

 

Ещё одна исключительно типичная, просто классическая ситуация. «Наш» заходит в супермаркет, открывает бутылку пива и пьёт, скрываясь за стойками. Никто не обвинит, что украл - за пределы кассового аппарата он её не вынес.

 

Грабеж – невыдуманная история. Ночью грузовиком выбили витрину ювелирного магазина. Взвыла сирена, но «наши» быстро схватили золотые украшения и убежали.

 

Убийство – тоже невыдуманная история. Строительную бригаду нанял какой-то араб. Сначала платил ежедневно, потом пошли задержки. Затем вообще не заплатил, кажется, за две недели. Подстерегли, слегка побили – он всё равно не расплатился - денег не было. Подстерегли второй раз. Били уже страшно. Когда узнали через друзей, что тот скончался от побоев, срочно уехали обратно через границу.

 

О женщинах

 

Интересная особенность психологии. На почве постоянной подавленности, отсутствия денег, работы и перспектив возникает мрачный стресс, который начисто подавляет половое желание. Ни одной улыбки в сторону местных женщин и девушек, ни одного намёка, ни одного похабного анекдота на их счёт. И это в толпе мужиков, стоящей на рынке труда и оставивших семьи  дома ! Никаких шуточек по поводу чьих-то красивых ножек! Если и заходит разговор о местных жительницах, то только в смысле потенциальной возможности фиктивного брака. Временами у меня возникало ощущение, что я общался с кастратами.

 

Если послушать наших женщин, то они все там «сидят нянями с детьми». Или со стариками ухаживают. Ага, с детьми, стариками… В Москве состоятельные москвички доверят своих малых детей или престарелых отцов цыганкам из Молдавии? А таджичкам? Тайные источники доходов «наших женщин» там совершенно иные, нетрудно догадаться, какие.

 

Ещё одна легенда: «вышла замуж за предпринимателя». Это, как ни странно, ближе к действительности. Как это выглядит на самом деле? Есть предприниматель – араб-нелегал в Париже, который каждый день раскладывает на толкучем рынке свою раскладушку, куда он каждое утро раскладывает мелкое барахло для продажи. Вырученные небольшие деньги отправляет через« Вестерн Юнион» настоящей семье в Марокко, в глухой аул. Тем временем пристраивает у себя в коморке нашу кралю. Бесплатно, чтобы «поджениться». И чтобы ему картошку и чай варила. Не исключён и вариант, что в этой норе она живёт не с одним, а с несколькими такими «предпринимателями».

 

О гоноре

 

«Наши» красуются друг перед другом на чёрном рынке труда шикарными чёрными кожаными плащами и ботинками, хотя на поисках строительных работ больше были бы к лицу спецовки. Но главный кайф для них заключается в том, чтобы вернуться  домой  и там вальяжно покрасоваться и «повыпендриваться» в родном городе перед одноклассниками, родственниками и друзьями: «Как мы там все хорошо устроились: программистами, нянями, и прочее». Но наши стоматологи-имплантологи карманом своим измерили их низкую платежеспособность и могут объективно сравнить её с таковой у настоящих иностранцев из тех же стран.

 

Но для тех, кто получил «право убежища», нельзя возвращаться домой так, чтобы остались следы в форме штампов о пересечении границы. Так можно лишиться всех благ. Поэтому эмигранты из Белоруссии делают крюк через Россию или Украину. И наоборот, при пересечении границ СНГ используя внутренний паспорт.

 

Но с годами некоторые из «наших» постепенно адаптировались. Вот свежий рассказ тех из них, кто обосновался в Баварии – самом благополучном регионе самой благополучной страны Европы - правдами и неправдами получившие немецкое гражданство и право на законную работу:

 

- Если кто не ленив, то работа в Баварии есть. Но многие предпочитают сидеть на «социалке». Для мужчин, например, здесь есть сборочный конвейер автомобильного концерна BMW. Для женщин – места продавщиц. И даже выше можно пробиться, вплоть до инженера.

 

В последний приезд в Париж я обратил внимание на то, как адаптировались к французской жизни чернокожие выходцы из тропической Африки. Ещё в 90-х годах их было сравнительно немного. Я видел массы их в центре по приёму беженцев в Брюсселе - маленькие, худые, какие-то жалкие. Как быстро всё изменилось! То, что образование в их странах, в отличие от арабского мира, изначально было только французским и они знают язык в полном объёме, дало им колоссальное  преимущество  в этой стране перед арабами и даже турками. Хотя ещё недавно всё было наоборот. Сегодня они работают там на самых престижных работах. Например, в охране Версаля, в том числе на уровне руководства. Видел даже мулата - экскурсовода по музею Консьержи, показывающего туристам камеру, где находилась бывшая королева Мария Антуанетта перед казнью.

 

А как же русские? Они всё так же питаются в бесплатных харчевнях, общаются только со своими, знают язык, годы спустя, на уровне двухсот разговорных слов, клянчат деньги у благодушных падре по католическим костёлам. И так же тайком пьют ворованное пиво в супермаркетах и нагло ездят бесплатно в поездах на юг, на море. Какой штраф может взять контролёр с бомжа? И всё вздыхают по почти несбыточной мечте – работе ночным сторожем. А лучшие из лучших работают в Баварии работягами на заводе, «и даже выше».

 

Русские в Европе попали на самое дно европейского общества. Ниже их только румынские цыгане. И только наезжая обратно в Россию и СНГ, «наши» гордо ходят здесь петухами…

 

(с) Александр Сивов


Правила комментирования блога otello.gorod.tomsk.ru

 

Мнение автора может не совпадать с моим. (с) otello.



Источник: http://svpressa.ru/world/article/69764/, http://svpressa.ru/society/article/70328/

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

Бездомные Париж Франция Хаос Эмигранты

 

Комментарии:

мда менталитетс... с одной стороны правда, а с другой что ж так плевать в самих себя.. но интересно +++

Ответить

Статья подводит под один стандарт всех эмигрантов из России. Это странно. Думаю каждому понятно, что русские присутствуют во всех слоях общества. Многим нравится новая жизнь, многие опускаются на дно, многие вполне успешны. Так и у нас так же. Заметил одну особенность. Преуспевают те, кто имеет деловые связи с Россией. Родина и там кормит.
Поставлю плюс. Но, налетят, тапками закидают.

Ответить

Какое-то феерическое чмо пишет.
Есть категория (ну скажем так) людей, которым хорошо не будет нигде. Ибо чмо.

Ответить

ac

угу, чмо - оно и в Африке чмо...

Ответить

Kira

За всех не скажу, но те, кого из мигрантов знаю, уехали по схеме образование+работа.
Есть русские, кто не являются мигрантами, а, к примеру работают гидами: полгода в Турции, полгода в Таиланде.
По-моему, нелегалы везде одинаковые, без разницы Париж или Москва.

Ответить

sazon

Позабавило про бомжа в СССРе и райком партии.
На самом деле было бы так.
Бомж приходит в райком (допустим произошла такая глупость).
На входе сидит мент, без паспорта внутрь не пропускает.
Бомжа он задерживает, передаёт наряду милиции и того отвозят в РОВД. В РОВД тут же заводят уголовное дело за тунеядство. По УК СССР статья тунеядство предусматривала 1 год исправительных работ в колонии общего режима. Так что в райкоме обязательно бы решили проблему бомжа. И работой бы обеспечили на лесоповале. Вот потому бомжей в СССРе было видно меньше. Так как их тупо в зоны загоняли от глаз подальше...

Ответить

otello

"На входе сидит мент" - Да ладно врать-то, первого мента на входе в горисполком я увидел уже после ельцинского путча 93-го. Даже точнее в 96-м, на второй год работы предпринимателем, до этого поднимался на любой этаж без вопросов.

Ответить

sazon

Я где то писал про горисполком? Или в тексте где то упоминается горисполком? В райкомах и обкомах партии на входе сидел миллиционер. И вход туда без паспорта был не возможен. Так что насчёт "врать" - выбирайте выражения гражданин :)

Ответить

otello

А в Северске горисполком и горком всегда был в одном здании. В детстве в горкомовскую столовую шастали, никаких вопросов. И как бы райком это не то место, где мента я себе могу представить, не по чину.

Ответить

otello

Слово "врать" самое литературное, что пришло на ум. Правильнее: клеветать. Впрочем, Вам-то не впервой.

Ответить

Никогда в райкомах менты не сидели, звездун.

Ответить

sazon

Откуда ж тебе знать малолетка? :))) Ты об райкомах то только из интернета прочитал :) У дедушки своего номенклатурного спроси :)

Ответить

freeZ

Не было там никаких ментов на входе. Отец работал в райкоме года полтора в начале 80-х, я к нему ходил. Даже вертушки там не было, так что не надо. Или это был какой-то неправильный райком?

Ответить

Хитрый Пес

А дальше? Ну после года в зоне? Не любить СССР не значить трындеть чушь!
Знавал я бомжей и цыган в советское время...с ними реально боролись, доставали как могли всякие организации начиная от МВД-райкомов и до всяких обществ...Быть бомжом при СССР было очень трудно потому что им быть не давали

Ответить

Антисоветчики, они не лгуны, они тупые от рождения.

Ответить

Red Star

Те, кто работали, хоть где - считались бичами?
Я вот слово "бомж" узнал в начале 90-х. А "бичей" в конце 80-х было полно. Из числа отсидевших, которым деваться некуда было: пока сидел, жена замуж вышла за другого или родители умерли, жилплощадь родственнички отхватили... С одним из них мы - пацаны - даже дружили. Только недолго.

Ответить

sazon

Те кто работали были именно БИЧами (бывший интеллигентный человек). Они зачастую вербовались на стройки, на прииски, на лесоповал. Отпахал сезон - зиму пропивает заработанное. Формально не придерёшься, есть отметка в трудовой, что работал и не так давно уволился. БОМЖ работать не мог, у него не было жилья, а значит прописки. Чаще всего и паспорта тоже. Естественно и трудовой книжки... А мент в райкомах и обкомах сидел. На этом настаиваю, у меня обком партии прямо напротив дома стоял, видел их там, когда они покурить выходили.

Ответить

otello

Вот в обкомах-то да, наверно были. А сколько у нас обкомов-то было? Сотни полторы на всю страну? Т.е. полторы сотни ментов на 300 млн.? И это при том, что на обкоме ещё ответственность за гражданскую оборону и чрезвычайные ситуации. И всего один мент, а не рота "кровавой гебни" или полк ОПОНа на стрёме как сейчас.

Ответить

otello

Т.е. обком, по-любому, режимный объект, мент ему по статусу положен.

Ответить

Red Star

*** БОМЖ работать не мог, у него не было жилья, а значит прописки. ***
Так и бич - птица перелетная - сегодня вагончик, завтра времянка, послезавтра - вообще сторожка :))))) То есть и прописка ему тоже не нужна.

Ответить

в кои веки полностью поддерживаю с ментами там было строго...в обкомах..

Ответить

sazon

После года в зоне - справка об освобождении и гуляй на все четыре стороны. Попадёшься опять, снова поедешь на год. Только уже на строгий режим, так как считаешься ранее судимым. А дальше можно как рецидивист и на "крытку" заехать на годик. Жизнь бомжа не долгая шла по схеме тюрьма - тубекулёз - теплотрасса- кладбище. В сущности сейчас из неё только первое звено убрано...

Ответить

Хитрый Пес

Гуляй??? Да вы батенька фантазер:)
Справка и отправка к месту жития с одновременным сообщением в органы этого района, которые будут через участковых контролировать твое житие и трудоустройство. И если ты недоехал по тупости или борзости то попадаеш в розыск. Даже воры в законе были вынуждены фиктивно прописыватся и работать.

Ответить

sazon

А куда ты бомжа к месту жития определишь? Если он на зону за тунеядку попал без паспорта? Чего в справке напишешь? Адрес ГРЭС-2 , люк 1 :)

Ответить

Red Star

Сейчас вспомнил рассказ одного писателя - был он когда-то в депутатах, а тогда, в СССР, это кое-что да значило. Заявились к нему домой трое: освободились, деньги на радостях пропили, документы украли у нас, начальник, помоги!! Пришлось ему хлопотать, чтоб заявление в ментуре приняли, чтоб домой доехали, денег из своего кармана дал. Через некоторе время приходят к нему почтовые переводы - что его сильно поразило.

Ответить

yosch

Расплата за предательство родины

Ответить

yosch

Это про сваливших за бугор

Ответить

Red Star

Американских бедняков оставляют умирать от боли
http://russian.rt.com/article/11979

Ответить

Автор просто не любит соотечественников. А они тоже разными бывают...

Ответить

Анна-Ванна

мне недавно мой хороший друг,россиянин,хороший и умный человек, стал говорить словами этой статьи. Это очень огорчило меня . Но- нашелся выход, пригласила друга в гости,чтобы, так сказать,на месте увидел все и не терзался бы подобными вопросами)
А вообще,честно говоря,я не понимаю,что происходит в России. Великая страна и великий народ,и,конечно же,надо поднимать самосоосознание у народа, но не такими же варварскими методами(

Ответить

Мне кажется автор очень мало понимает в иммиграции а также в ее волнах.То о чем он говорит есть колбасная иммиграция и закончилась она довольно давно.Тогда люди ехали за большими деньгами из нищей страны.Ехали всеми способами, а проще как беженцы по политическим мотивам.Забавно но тогда как и сейчас были программы профессиональной иммиграции и притом с очень простыми требованиями, но люди незная о них готовы были сидеть 5 лет как беженцы ради статуса резидента.Однако сейчас существует другая иммиграция профессиональная.К которой я и отношусь.Я уехал из россии по многим причим в том числе и разумеется из-за денег.Это правда что многие колбасные иммигранты плохо устроились, и дело тут не в неприятии страной.Просто 90 процентов из них ехали непонимая куда и зачем а вернее с каким багажем.Незнали ни языка не имели профессии которая будет котироваться.К пирмеру ехали писатили хаящие союз, ехали начальники которые кроме как бумашу перебирать ничего и не делали.Ехали доценты которые кроме как говрить о своей науке ничего и не умеют.Ехали врачи которым НАДО ЗАНОВО переучиваться.Ехали юристы которые работают малярами(реальный пример).НО были и такие которые полуили очень много.Я говорю о людей раюотающих руками... механики, водители, сварщики.Ну и конечно же программисты...Понимаете вы должны сами представить вот приезжает к вам такой парень говорти еле как и хочет работать начальником или скажем юристом или сидеть в какой конторе бумажки перебирать.. какой шанс что его возьмут на работу??Сейчас едут по профессиональной миграции в страны Австралия, Канада,Новая Зеландия и Великобритания.Едут в США по рабочей визе или выиграв грин кард.Все те кто едет по профессиональной миграции проходят тест по анг (IELTS) также они подтверждают опт работы.Поэтому приехав многие в 9 из 10 случаях находят работу.Да разумеется есть список тех специальностей которые нужны той или иной стране.Конечно чаще едут программисты,инженера и рабочие специальности.Врачи и ученые а также юристы не проходят..Что касается денег я выиграл раза в 3...в нормальной стране зп профи 5000-6000 долларов в месяц у профи(я программист).Мои друзья перебрались в москву и оченьб неплохо устроились.Скажу честно из 3 самое малое 130 в месяц получают тыс.Более того в карьере гораздо быстрее продвигаются.Несоклько человек уже проджект мменелджеры в ит.Остльные старшие пргграммисты.Все рады, никто не бужеит.Но говорят что так тока в ит, в остлаьный спецальностях все гораздо хуже.Я бывал там но жить уже не могу в России, все уж слишком разное...Вот как то без прекрас мой опыт.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.