Регистрация Вход
Город
Город
Город

Константин Кудряшов: Как в огне потухшем


 

Итак, всенародный праздник, 9 мая, День Победы…

 

И подростки с лицами победителей
Плясали что-то там с белыми флагами…
                                  (с) Александр Непомнящий, «История одного города»

 

Нет, я не слоупок, и моя девичья фамилия вовсе не «Почта России». Просто третьего дня истёк срок годности мясных «деликатесов», которые…

 

Снова не так. И слишком как-то до фига многоточий. Поэтому начнём со спасительной цитаты из фильма Элема Климова «Добро пожаловать, или посторонним вход воспрещён». С того момента, как Костя Инночкин представляет себе выступление начальника лагеря, товарища Дынина: «Когда я был маленьким, у меня тоже была бабушка!»

 

Мне повезло больше, чем начальнику лагеря товарищу Дынину. Маленьким я было очень давно. Теперь мне тридцать семь. А бабушка у меня всё равно есть. Ей почти девяносто лет. Или, как это ещё иногда говорят, «она с двадцать третьего года».

 

Её выпускной пришёлся аккурат на 22 июня 1941 года. Из класса чуть не половина погибла во время войны. Сама она отправилась добровольцем на фронт в 1943 г. Артиллерист. 152-мм. гаубицы. Резерв Верховного Главного Командования. Орловско-Курская дуга. Один из десяти Сталинских Ударов. Третий Белорусский фронт. Взятие Кёнигсберга. Сейчас – единственная (!) оставшаяся в живых женщина-участник боевых действий в Великой Отечественной. На весь отдельно взятый богоспасаемый подмосковный район, и даже райцентр. Повторю – ЕДИНСТВЕННАЯ.

 

– Бабушка, расскажи нам страшную историю! – взывали мы с двоюродным братом во время оно, когда по одной из трёх программ телевидения заканчивали передавать по «сто тысяч чего-то там сверх плана» и «дорогого Леонида Ильича».

 

И бабушка рассказывала. Всякое. Были и впрямь страшные истории. Например, про раскопки лорда Карнарвона и про проклятие египетских фараонов – не из-за этого ли я впоследствии получил образование по специальности «историк, археолог, преподаватель истории»?

 

Но когда речь заходила о войне, часто вспоминалось что-нибудь забавное или курьёзное. Скажем, как повар раздобыл где-то бочонок сметаны, и долго скаредничал. А потом, по жаркому времени, сметана закономерно, но внезапно стала просроченной, и бочонок взорвался, наведя в расположении части нешуточный переполох, и эротично развесив длинные сопли прокисшей сметаны на берёзах, джипах и личном составе, которому повезло оказаться рядом…

 

Так вот – День Победы. Такое впечатление, что у нас на телевидении сидим мы с двоюродным братом и просим: «Расскажи нам страшную историю!»

 

А как иначе прикажете думать, если основных сюжетов о ветеранах Великой Отечественной у нас всего два? Первый – это когда какой-нибудь Лучезарный и Светлоликий районного или областного масштаба, сияя, как блин масляный, подносит ветерану ключи от квартиры или машины. Второй – это когда к ветерану приходят под видом работника соцобеспечения, потом дают по башке, потом оказывается, что квартира ограблена, и, главное, исчезли ордена и медали.

 

Ни к той, ни к другой категории моя бабушка не принадлежит. И, наверное, к счастью. Потому что первая категория обманчива. «Князь – не огонь, а около него обожжёшься», – это правило ещё никто не отменял. Как и другое: «От добра добра не ищут». Вторая… Ну её к такому-то лешему, даже говорить неохота.

 

Сколько себя помню, каждый раз 9 мая мы с бабушкой ходили на митинг к нашему поселковому обелиску. Было время, когда она меня водила за руку. Последние лет десять всё обстоит наоборот. Что ж, так и должно быть. Мы вместе с ней радовались празднику, смотрели парад, потом, когда парады отменили, радовались просто так – я раздобыл записи песен времён войны и долго ещё после митинга из нашего окна раздавалось: «Артиллеристы, Сталин дал приказ!» и «От Москвы до Бреста нет такого места».

 

А потом парады снова разрешили. И – да, это был праздник. А немножко ещё потом, то есть именно что сейчас, парад, салют, и даже сама дата, всё это перестало быть праздником.

 

Как в том анекдоте про фальшивые ёлочные игрушки. Они, вроде, и блестят, и переливаются, и не бьются даже. Но, хоть ты тресни – не радуют, и всё тут.

 

Почему? Ну, почему?

 

Сначала я обвинял себя. Дескать, стал жестким и даже жестоким. Плохой сын и плохой внук. Плохой патриот своей малой Родины. А, значит, плохой патриот и Большой Родины.

 

Подумаешь – ему не понравились георгиевские ленточки.

 

Ну да, не понравились. Потому что люди, их раздающие, на вопрос: «А почему георгиевские?» отвечали феерически: «В честь маршала Победы! Георгия Константиновича Жукова!»

 

Ещё не понравилось, что в этом году эти самые ленточки раздавали люди в форме РККА, но без знаков различий. Вообще-то униформу без наград и знаков различий носили в лагерях военнопленных. Это так, к слову.

 

И вот – 9 мая. Бабушка заранее приготовила белоснежную блузку с кружевным воротником. А также синий жакет с орденами и наградами. Однако ж печёт такое солнце, что человеку почти девяноста лет выйти из дома, даже с зонтиком, никак не представляется возможным. К тому же очень влажно, и бабушке худо.

 

– Вы пойдёте? Пора уже, быстренько давайте, – раздаётся громкий бас распорядителя митинга из входных дверей.

 

– Нет, наверное, я по такому солнцу не могу, – отвечает бабушка. – У меня давление поднялось…

 

– А, ну-ну, всё с вами понятно, – бас распорядителя удаляется.

 

Парад по телевизору идёт своим чередом. Мы его смотрим и восхищаемся самоходными орудиями. Они имеют тот же самый калибр, как и гаубицы в тех частях, где служила бабушка.

 

Но вот заканчивается парад. Заканчивается и митинг. Обычно, когда бабушка бывала на митинге, мы возвращались под грудой цветов и коробок конфет, вспоминая поздравления, которыми её осыпали все встречные и поперечные.

 

Сейчас бабушки на митинге не было. Она в своём парадном жакете с орденами и наградами стоит у окна. Иногда переходит к балкону. Вдруг появится делегация от школы, где она проработала учителем русского языка и литературы больше пятидесяти лет? Или местные власти вспомнят? Или кто-то из менее официальных лиц зайдёт поздравить ветерана Великой Отечественной?

 

Нет. Приходят соседи, жители учительского дома. Сами по себе, без делегаций. И ещё близкие знакомые.

 

И всё.

 

Больше никому ветеран не нужен.

 

Нет, вру. Ветеран нужен. Очень даже нужен. Но он, и так выполнив свой страшный и кровавый долг, по-прежнему ДОЛЖЕН. И, похоже, с серьёзными процентами.

 

Должен присутствовать на митингах несколько раз в году. Должен, несмотря на нездоровье, выступать и приветствовать оболтусов разного возраста в школе и на праздниках. Оболтусов, нацепивших георгиевские ленточки. О да, «япомнюягоржусь».

 

Если ветеран этого не делает, он превращается в старика или старуху, каких у нас в каждой дюжине примерно двенадцать. На фиг он кому нужен, кроме родных и близких?

 

Нет, снова вру. Всё-таки ветерану в этот раз дали подарок. На День Победы. В учительский дом анонимно принесли огромную сумку из серии «мечта оккупанта». В сумке было:

 

Два кило гречки. Два кило риса. Бутылка водки. Консервы мясные и рыбные. Туалетная бумага. А также мясные и рыбные «деликатесы». Их было много. Одному человеку, тем более, если ему почти 90 лет, столько не съесть даже за полгода.

 

И у этих самых «деликатесов» срок годности вышел ровно через три дня после 9 мая, о чём, собственно, и говорилось во втором абзаце данной колонки. Повторяю. Эти самые «деликатесы» перестали быть годными через три дня после Всенародного Праздника Великой Победы.

 

И он тоже перестал быть годным. Парад, ленточки, туси-пуси, «япомнюягоржусь», «спасибодедузапобеду», и прочее стало невнятным и ненужным антуражем.

 

Дело не в том, что не понравился подарок. В конце концов, есть изречение: «Дорог не подарок, а внимание». Так вот. Именно что внимания и не было. Катастрофически.

 

А подарок… ТАКОЙ подарок действительно не дорог. Он, скорее, дёшев. Или, если позволите, является самой настоящей ДЕШЁВКОЙ.

 

Да, а ведь бабушка ждала поздравлений до вечера. Она их по-настоящему заслужила. Но никаких других поздравлений, кроме как от соседей и от близких, не состоялось. И когда мы всё-таки поставили песню «День Победы» в исполнении  Льва Лещенко, бабушка обратила внимание только на эти вот слова. Вот на эти: «Как в огне потухшем таял уголёк».

 

Как в потухшем огне.

 

В потухшем. 

 

Константин Кудряшов, 17.05.13

 

Правила комментирования блога otello.gorod.tomsk.ru

 

Мнение автора может не совпадать с моим. (с) otello



Источник: http://www.aif.ru/society/article/63265

Поделитесь с друзьями:

Смотрите также:

Великая Отечественная Ветераны День Победы

 

Комментарии:

ac

хороший текст...

Ответить

Квартермейстер

http://vseverske.info/blogi/page,1,1,10780-parad-9-maya.html#comment

Ответить

ac

в Томске был один светлый момент парада - Бессмертный полк.
Это, по моему, и есть суть праздника, праздника со слезами на глазах.

Ответить

вот ты какой-то не последовательный. а если кто-то из них в смерше или в войсках нквд воевал? тебе же гойзман уже дал команду. забыл чтоль?

Ответить

sazon

Сколько помню в детстве, моему деду ветерану (хоть он и не родной был, но всё равно мой дед, других у меня не было, война забрала), на День победы от советской власти дарили открытку, одеколон и какие нить несуразные настольные часы, или торшер, ещё более несуразный...

Ответить

kot.plohoy

Дедушке были неприятны такие подарки?

Ответить

sazon

Они ему были не нужны. Абсолютно. Посему и отдавал сразу же кому либо из родни.

Ответить

Стыдно, очень стыдно перед ветеранами.
Вот сидели на работе и мечтали: чем вот такое вот, то уж лучше просто сделали последние годы жизни этим людям как в раю. квартиры, сиделок, питание, лечение - не по стандартам от минздрава ( это положено, а вот это не положено) а все что необходимо. Без парадов, без официоза, без пайков унизительных - а рай последних лет жизни - в благодарность за их подвиг.
Что, денег нету? скинемся , кто против?
волонтеров нету? - поможем, кто против?
их остались сотни, может быть тысячи... так неужели наша страна и мы, люди, не в состоянии сделать поступок вместо кучи формальностей для галочки?
если вопрос ставится так - то я за индивидуальную помощь ветеранам. Если находятся деньги на парады, на приведение в порядок улиц для шествования - а денег на квартиры, питание, лечение нет ( не положено?) то что надо сделать - референдум что ли проводить?
пка соберемся ветераны просто растают как дымка - останутся только воспоминания родственников, записи, фильмы...
ых.
СТЫДНО!
Это в Томске произошло?

Ответить

а еще про ветеранов тыла хочется сказать - до сих пор не приравнены к ветеранам войны, а трудились не мало в тылу, подростками, на износ.
Неужели спустя столько лет, оставшимся в живых ветеранам тыла не положена пенсия как участникам войны? даже как то неловко. я вот не знаю, что бабушке отвечать, когда она рассказывает про лебедовую кашу и лепешки и 300 грамм хлеба и работу в тылу в годы войны. Разве она не служила самоотверженно Родине в те тяжелые годы?
в общем много маразма.. тащимся как по инерции в не переосмысленных, а кем то установленных рамках, а задуматься лень или не охота - это ж менять все надо, суета, затраты, личное участие прикладывать - а на фига? и так сойдет... для галочки ж

Ответить

OLIS

Господи, какой капец... позвоните родителям, им это очень надо!
Самое ужасное, когда в старости о тебе забывают(

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.