Регистрация Вход
Город
Город
Город

Не живем, а мыкаемся по чужим углам! Россия включена в пятёрку мировых лидеров по недоступности жилья




Для многих жителей России квартирный вопрос остаётся неразрешимым. У моих соседей радостное событие: родилась дочь. Пока папа ездил забирать из райцентра жену и новорожденную, меня попросили посидеть со старшим, десятилетним, сыном. И вот я делаю уроки с мальчиком в их крохотной квартирке и изумляюсь мужеству этой семьи, решившейся на второго ребёнка.

 

— А где же ты спишь? — мне трудно сдержать любопытство, так как в единственной комнатке едва помещаются раскладной диван родителей, шкаф, стол, несуразно большой телевизор и приткнувшаяся в уголке детская кроватка для новорожденной.

 

— А! — машет рукой мальчишка. — Да вот тут, под столом. Вон за шкафом матрас, мне его на ночь расстилают.

 

Я вспомнила, как мне его мама недавно жаловалась: вот по телевизору родителям любят давать советы, вроде того, что, мол, не забывайте заглядывать в комнату своего ребёнка… И женщина грустно улыбалась.

 

Я её тогда решила подбодрить. Ведь власти же разрешили тратить материнский капитал на приобретение жилья. Соседка лишь рассмеялась: всего этого капитала едва хватит на десятую часть подмосковной однушки, а где взять ещё девять десятых?

 

Исключение ли такая ситуация в семьях российских граждан? Если верить официальной статистике, по которой на человека в России приходится от 19 до 22 кв. м жилья, то мои соседи — просто редкостное исключение. Однако приходится выбирать: либо статистика, либо собственный опыт. А между тем ситуация в том же Подмосковье, которое, по воле судьбы, я достаточно хорошо знаю, показывает, что жилищные условия моих соседей можно назвать типичными. Примером тому могут служить наши так называемые железнодорожные дома. Здесь в шестидесятые годы давали новые квартиры железнодорожникам, переселяя их из бараков. То-то было радости! Но с тех пор у бывших машинистов, «движенцев» и путейцев родились дети, внуки, а у многих и правнуки, все они обзавелись жёнами-мужьями. Из этой толкотни некоторые счастливчики ухитрились-таки выбраться. Но большинство продолжали уплотняться и уплотнились наконец до сегодняшней просто нечеловеческой перенаселённости. Так что порой, чему я сама была свидетелем, в воскресный счастливый день, когда все дома, школьнику приходится делать уроки… в туалете.

 

И это — не изгои общества, не какие-то алкоголики и наркоманы, а нормальные современные семьи. Например, те же мои соседи — счастливые родители: папа работает в Москве по инженерно-технической специальности, мама – маркетолог в крупной торговой сети. Они могут себе позволить иметь и машину, и домашний кинотеатр, и массу всяких гаджетов, от ноутбуков до айфонов, и оплачивать обучение сына, и отдых, по крайней мере, в Греции. Но даже для них квартира в Подмосковье, а тем более поближе к месту работы в Москве — лишь сладкая мечта.

 

— А ипотека? Почему столь практичные люди не рассматривают такой вроде бы «удобный» вариант решения квартирного вопроса?

 

— Давайте подсчитаем, — предложил отец семейства и взял в руки ручку. — Самая маленькая, самая дохленькая трёхкомнатная квартира в 60 квадратов в нашем городе стоит около шести миллионов. Если мы продадим нашу однушку, останется всего ничего — доплатить ещё около трёх миллионов. Ну, предположим, минус материнские 387 тысяч. Итого нужно ещё где-то два с половиной миллиона. Сегодня обычное предложение ипотечного кредита: 20 лет под 12 процентов в год. То есть в итоге нам придётся выплатить почти втрое большую сумму. Скажем, семь миллионов. На двадцать лет — это где-то в районе тридцати тысяч в месяц. Если бы я жил один, я скорее всего смог бы это выплатить. Но на мне ещё трое. Потом, я совершенно не уверен в своем будущем: кто мне гарантирует, что я за эти двадцать лет однажды не стану безработным или что мне не понизят зарплату? Конечно, кто не рискует, тот не пьёт шампанского, но могу ли я рисковать будущим своих детей? А ведь это я подсчитал, так сказать, без всяких подводных камней. Вроде того, что банк откажется выдавать кредит под старое жильё, тогда придётся покупать в новостройке, где цены вдвое выше. Или им не понравится моя зарплата. А ещё к этому всякие траты, вроде комиссии брокеру (6—8%), единовременной комиссии банку за выдачу кредита (1—1,5% от всей суммы), страховой премии (около 1%), регистрации сделки (тысяч 15) и прочие «мелочи».

 

И в таком безвыходном положении сегодня оказались сотни тысяч семей. Недаром Россия включена в пятёрку мировых лидеров по недоступности жилья. Чтобы купить средний объект жилой недвижимости, среднестатистическому гражданину России понадобится 26 средних годовых доходов. Для сравнения: в США — 2,7.

 

Объяснить всплеск ипотечного кредитования в последний год можно лишь отчаянностью положения: люди, далеко не все такие рассудительные, как мой сосед, готовы брать кредиты на любых условиях. Не секрет ведь, что наши 12 ипотечных процентов — просто беспримерная для мировой практики, поистине грабительская ставка. До счастливого момента, когда квартира переходит в собственность кредитора, дотягивают далеко не все. Всё чаще люди находят выход из тупика не только в банкротстве, но и в самоубийстве. Обезумевшие от тесноты, они готовы буквально на всё.

 

А что государство? Чиновничество своей целью видит лишь словоплетение и цифроукрашательство. Так что надеяться, увы, не на кого.

 

Мария Панова

 



Источник: http://kprf.ru/rus_soc/104733.html

Поделитесь с друзьями:

 

Комментарии:

Anatomik

"А что государство?"
А оно НИЧЕГО! Оно палец о палец не ударяет.

Ответить

 
Автор статьи запретил комментирование незарегистрированными пользователями. Пожалуйста, зарегистрируйтесь или авторизуйтесь на сайте, чтобы иметь возможность комментировать.